Стоит-ли чего нибудь коралл, покоящийся на дне моря, если он укрыт от человеческих глаз? Чего стоит стихотворение созданное для ящика письменного стола, произведение музыки, оставленные на нотных листах, и звуки которого не доставляют наслаждение человеческим ушам? Произведения художника становятся полноценным лишь в этом случае, если они попадают на выставки, и перед ними останавливаются посетители, спорят о них, заставляют людей задуматься. Картины В. Микиты, заслуженного художника УССР, как будто бы подтверждают эту мысль. С его произведениями кроме музея нашего областного центра можно встретится и на постоянных выставках Москвы, Киева и других городов — в мастерской художника мы увидели только незначительную часть его работ.

Множество областных и республиканских выставок доказывают, что Микита принадлежит к характернейшим и интереснейшим представителям Закарпатской художественной школы. Его путь к вершинам художественного мастерства составляется из очень многих моментов и фаз. Одна из важнейших опор его плодотворной деятельности — это, несомненно, его основательное знание жизни ( хотя он относится еще к поколению сорокалетних) и его постоянные контакты из трудящимися. Что для него характерно, это то, что он старался определить свое творческое лицо индивидуально с самого начала художественной деятельности. Сочетающиеся с мастерским рисунком большой выразительности и декоративным построением пространства своеобразные микитовские гармонии оттенков, которые строятся на спокойные серые и коричневые краски, рождаются в результате острых наблюдений, терзаний, возобновлений. Техника его незаурядная: часто использует енкацетику, т.е. краски наносятся на полотно с растопленным воском, что дает интересные фактуральные эффекты. Использует лучшие традиции Закарпатской школы живописи, основательно изучает классиков. Больше всего волнуют его возможности, заложенные в портрете и натюрморте, но, хотя и реже, рисует также и пейзажи.

Можно назвать множество таких его картин, которые берут свое начало на детских или юношеских воспоминаниях художника. Нам кажется, тема животных — это свита его работ крайне индивидуальной интонации — исходит как раз из этого в его творчестве. В. Микита, являясь прежде всего глашатаем величия человека, не раз показывает нам животных в их многообразии, от новорожденного маленького козлёнка до бурой коровы и очень сильного, но все-таки грациозного быка. Тем, что он представляет нам силы, формирующие животную сущность, он связывает животных с силами всех живых явлений. Скот, дерево, куст, травинка — и все представители живого мира — таким образом формируются в высшее единство на его картинах. Это удивительное единство создается им при помощи луча света. Свет как будто-бы совсем размывает субстанции форм. Живут уже одни только формы. Их телесная сущность как будто-бы взнывается в духовное содержание, которое представляется нам в чистом и сверкающем потоке, факеле света. Вот какие впечатления складываются у нас при рассматривании картины «Утро на ферме». Формы животных появляются в строгом порядке, который выражает ритм сил, трогательную и заботливую любовь лежащей коровы к своему теленку, волнующее очарование самого теленка. Но нет ли в этом капельки сентиментализма? Нет, здесь не может быть и речи о таких поверхностных чувствах. Художник, как посол человека, обращает свое слово прежде всего к людям. А через моменты умеченные при наблюдении над животными, он хочет сообщить нам что-нибудь всеобщее важное, гуманное и вечно красивое. Что-нибудь такое, что стало светящим - великим, вечно красивым и полноценным благодаря не свету разума, а теплому солнцу чувств и сочувствий. И зритель чувствует освобождение, потому что овладел тайной, которая до сих пор находилась во мгле незаметности.

Это скромная, незлобивая мудрость жизни, дышащая добротой, пронизывает полотно художника, имеющее название « И снова наступает весна». Его тема очень простая и все-таки имеет захватывающую силу. На крыльце старого дома сидит старуха, в довольно непривычной позе — спиной к нам. Ее лицо мы не видим, только ее одежду и движения, которые однозначно говорят о том, что художник изобразил человека, состарившего в тяжелой работе всей его жизни. Разве только мы можем догадываться, какие могут быть выражения лица у этой старухи, ее глаза, наблюдающие на крыльце за первыми движениями, признаками наступающей, только что пробующей свои силы весны. Нам кажется, что мы видим, как разгораются лучи счастья, веры во возобновление на этом лице, которое — как мы предполагаем — покрыто глубокими морщинами. И самое интересное то, что художник только сигнализирует вышесказанное. Притом настолько лаконично и сдержано, что это уже почти святотатство по сравнению с неудержанностью, полнокровием будущей весны. На полотне как будто бы нет места для густой короны дерева и частички прозрачно-голубого неба. И все-таки какую яркость, веру, ликование называют те бледно-зеленые и голубые краски, те формы строения, которые распространяют своеобразное настроение.

Рассматриваем новый, только что приготовленный вариант полотна « Казнь Олексы Борканюка», нарисованной четыре года тому назад. Изменилось и его название: « Казнь борца ( подпольщика». Художник развил тему дальше, углубил драматизм, старался высказать новые большие правды всеобщей значимости. Композиция несколько упрощена, пропущены такие несколько фигур, чтобы этим еще больше выделить главного героя. Мы смотрим на картину — и удивляемся. Удивляемся способности художника ошеломлять, стряхнуть человека. В чем его сила, что такими простыми средствами он может вызвать такие наши бурные чувства. Художник рассказывает с ошеломляющей предметностью о той ужасной сцене, когда зачитывается смертный приговор, и палач в белых перчатках уже готовит верёвку… Белые перчатки… и верёвка.. темные застенки и… щепетильная педантная одежда. Острые контрасты, которые только усиливают драматизм. А удлиненная фигура замученного борца становится легендарно великой.

Его работы рассказывают о такой творческой личности, которая развила свое искусство в своеобразных творческих условиях. И это искусство в глазах посетителей выставок и критиков однозначно значительное. Художник прошел длинный путь, так как пришлось повоевать с материалом, со сложными и многосторонними заботами самовыражения: художник опознал и взял на себя бремя своих внутренних «законов». На его судьбу віпало счастье создавать такие картины, которые со всеми своими тонкостями высказывания, со всеми своими мыслями и формами — его собственные. Сила его размышлений действует на людей и заставляет их задумываться. Он доверяет зрителю и говорит ему, чтобы он нашел в себе силы дать простор своим мыслям, фантазии, и чтобы он вместе с ним, с художником, изошел на вершины художественной мысли.

Его натюрморты заставляют зрителя задумываться. «Увядшые хризантемы»… Нерасчесанные и беззащитные, вместе в одной вазе, и у нас уже такое впечатление, как будто-бы они прижимаются к друг другу. Кто бы мог подумать, что они именно в этом состоянии, символизирующем приближение кончины, могут вызвать в нашей душе совсем оригинальной, волнующее переживание. И нужно добавить, что переживание не только визуальное, а на много большое. Цветы, стоящие на столе в мастерской художника, увяли потому, что художник просто-напросто забыл о них, и хотел нарисовать их свежими, грациозно цветущими. Но как могли они избежать его внимание, что мог помешать художнику в его работе? Ответ, возможно, надо искать в белом конверте, лежащем на углу стола… Может быть какая-нибудь важная новость, а впрочем, кто знает… («В жизни человеку не всегда удается полностью выполнить свои планы. Могут возникнуть множество объективных причин. Но, по моему мнению, неосуществленные планы тоже могут служить стимулирующей силой» — говорит В. Микита, когда разговариваем о картине).

Одна из самых значительных его работ — это « К Ленину». Монументальная композиция придает художественную форму той любви и уважения, которую питают трудящиеся многонационального Закарпатья к великому вождю пролетариата. Образ Ленина появляется на фоне закарпатского пейзажа, красота которого всегда вызывала восхищение. К нему со всех сторон торопятся люди — украинцы, венгры, румуны, словаки… по всему пейзажу разливается золотой свет солнечного круга над головой Ленина: это свет свободы, и счастья. Люди с гигантической силой тянутся к этому свету, без которого им пришлось жить так долго.

… Эта работа с многими другими картинами вместе еще в этому году будут отправлены в Киев, гду будет организована персональная выставка В. Микиты. Посетители выставки в столице нашей республики без сомнения смогут познакомится с работами такого художника, который умеет заставлять людей любоваться, умеет ошеломлять и предупреждать, и говорить лирическим языком, который изнуренными инстинктами передвигается в мире интеллекта, верно отличая существенное от несущественного. К действительности его произведений принадлежит очень многое, до изображений будней и поворотных пунктов истории, преобразования общества, его явлений и движения. Его интересуют прежде всего труд, рождение, боли и радости человеческие. Чистой верой воспевает лн силу знания, правдивость мышления, и пишет о самых противоречивых моментах жизни, о радости и о трагедии мира сего. 

Михай Барат